Строительные статьи

09.06.2015 13:53:00

Развитие и совершенствование ДСК

Начну статью с критических замечаний. Не могу с горечью не вспомнить, что мы потеряли за прошедшие 30 лет. Мы потеряли из 400 домостроительных предприятий мощностью более 50 млн кв. м. в год половину по числу и 80% по объему выпуска продукции. Количественная потеря, как видно, огромная, но гораздо более важной потерей является качественная — произошла утеря профессионализма.

Это все равно, что лозу виноградную вырубить (что так и сделали, если кто помнит, по указке свыше) и ждать хорошего вина завтра — не бывает такого; хорошую лозу винограда выращивают десятилетиями, а то и столетиями. Мы потеряли специалистов, знающих технологию крупнопанельного домостроения на «ты», — потеряли ученых, проектировщиков, про­изводственников, практиков. Мы становимся заложниками той тех­нологии и оборудования, которую инвесторы, бизнесмены, спонсоры, топ-менеджеры (кстати, не без помощи отечественных банков), не всегда разбираясь, не владея профессиональными технологи­ческими знаниями и не имея под рукой консультантов-технологов (за 30 лет их, как лозу, потеряли, а новых не вырастили, хотя ростки уже есть), приобретают на Западе (да и в Китае тоже) технологии и оборудование для модернизации старых и строительства новых домостроительных предприятий. Сколько встречается руководите­лей больших строительных компаний, которые, побывав за границей на каком-либо производстве, го­ворит буквально: «Мне понравилась эта вертушка», имея в виду циркуляционную линию по про­изводству трехслойных панелей наружных стен. На вопрос: «Как перекрытия собираетесь делать?» отвечают: «Тоже на вертушке, я их спрашивал, мне ответили, что все могут». К сожалению, описываю не единственный такой разговор. Так, другой говорит: «Поеду в Китай, куплю завод, который дома делает на болтах»...
А сколько можно привести примеров, когда купили оборудование для домостроительного предпри­ятия, а какой дом будут строить — не знают. Не говоря о том, часто забывают известную поговорку: «что для немцев — хорошо, для русских — швах». Бесспорно, то оборудование, которое на сегодня предлагают иностранные фирмы для российских предприятий, в наибольшей степени является до­статочно эффективным по всем параметрам: степени автоматиза­ции, энергоэффективности, техно­логичности (про цену промолчим). Однако ту продукцию, которую де­монстрируют нашим специалистам при продаже оборудования, для примера возьмем производство панелей внутренних стен по кас­сетной технологии, — гладкие, без пор и пятен от смазки изделия — это далеко не означает получение таких же изделий на российских заполнителях (пропустим влияние на это работающих) и далеко не гарантирует достижения в отече­ственных условиях того же эффекта, что был продемонстрирован при закупке оборудования. Есть много в том числе отечественных тонкостей, требующих знаний, опыта, квалификации.

Что должны строить ДСК?

Помимо профессионального подхода к выбору закупаемой технологии и оборудования есть не менее важный вопрос долговре­менного эффективного использо­вания. Покупая домостроительный завод, нельзя не думать о долго­срочном его использовании хотя бы с точки зрения окупаемости вложенных в покупку средств. Да, сегодня все «пекутся» о жи­лье, хотя проблема детских садов время от времени в том или ином регионе «вдруг» неожиданно воз­никает и решать ее приходится, что называется, «всем миром». То же можно сказать про школы, поликлиники, то есть объекты явно государственной ответственности. Поэтому, закупая оборудование для строительства жилья, инвестор и банк, как основные финансисты, должны думать стратегически — эффективность использова­ния этого оборудования будет зависеть от универсального его использования при строительстве жилых, гражданских и обществен­ных зданий, то есть технология и оборудование должны позволять строить жилые дома от 2 до 25 этажей, детские дома, школы, поликлиники, офисы, гостиницы, склады, хорошо бы еще и элемен­ты благоустройства, и сборные железобетонные изделия для прокладки инженерных сетей. При этом желательно, когда меняется спрос на одни объекты, напри­мер, заказали строительство двух десятков детских садов за один год, чтобы предприятие могло вы­полнить этот заказ, максимально загрузив оборудование и исполь­зуя без простоев имеющиеся про­изводственные мощности.

Перечень перечисленных выше объектов говорит об одном: домо­строительное предприятие должно строить здания с применением панелей и каркаса — второе обяза­тельно для общественных зданий с большими пролетами. При этом строительство зданий с большими пролетами требует непременного применения длинномерных плит перекрытий — весьма важного элемента не только для обще­ственных зданий, но и для жилых домов с гибкой планировкой квар­тир и первыми этажами с обще­ственными функциями.
Перекрыть пролеты свыше 7 м эффективно двумя видами пере­крытий — плоскими с пустотами или ребристыми. Первое, как правило, многопустотная плита безопалубочного формования, применима в жилых и обществен­ных зданиях, вторая — в зданиях с пролетами свыше 10 м, то есть в общественных зданиях, складах, гаражах и тому подобных соору­жениях.

Таким образом, логически скла­дывается глобальная идеология проектирования технологии до­мостроительного предприятия под строительство зданий практически любого назначения при наличии в программе предприятия двух видов изделий для перекрытия больших пролетов — плоской многопустотной плиты и ребри­стой плиты перекрытия. Вот тогда домостроительный завод будет абсолютно гибким.

Про многопустотку

Технология производства мно­гопустотных плит перекрытий, остающихся главным элемен­том в большепролетных жилых и общественных зданиях, требует дополнительного рассмотрения. Собственно, для иностранных специалистов вопрос применения многопустотных плит перекрытий (как рассчитывать, как опирать, как крепить, как монтировать и т. п.) давно не возникает. Их применяют и в жилых, и в обще­ственных зданиях, вплоть до ис­пользования при строительстве стадионов. Выпущено множество национальных руководств по их применению, ежегодно FIB (между­народная федерация по бетону) выпускает доклады с новейшей информацией по всем вопро­сам, относящимся к этому виду конструкций.

Однако для отечественных проектировщиков и стро­ителей вопросов по применению многопустотных плит перекрытий возникает множество, хотя техно­логия производства первых плит перекрытий была завезена в Рос­сию в конце 70-х годов прошлого столетия. Тогда их использованию мешал один вопрос — как без за­кладных деталей использовать эти изделия в КПД? Надо признать, этот вопрос тревожит многих про­ектировщиков и строителей до сих пор. Логика простая: «Сварим наружные и внутренние стены с перекрытиями, и здание будет прочным и надежным». Замоноли- чивание узлов на стройке было и остается для многих специалистов ненадежной операцией: «В России морозная зима, нужен надежный прогрев бетона, а то весной начнет таять и дом упадет», — таково до­вольно общее распространенное мнение специалистов, привыкших к проектированию и строительству крупнопанельных зданий на свар­ных узлах.

Можно, конечно, в таких случа­ях сослаться на международный опыт строительства зданий с при­менением многопустотных плит перекрытий с замоноличиванием соединений и созданием жесткого диска в плоскости перекрытий. Ученые и проектировщики, до­сконально владеющие информа­цией по этому вопросу, считают, что схема работы такого сборно­монолитного здания даже более надежна в прочностном смысле, чем панельное здание на сварных соединениях. По-видимому, для отечественных проектировщиков и строителей (кстати, и экспертизы) требуется время, чтобы согласить­ся с этим мнением (помните, как монолитное домостроение по во­просу, что будет с домом, если не будет надежного прогрева бетона, наконец, признало беспочвенность этого вопроса). Так со временем будет и со сборно-монолитными стыками при сборке зданий с многопустотными плитами пере­крытий. А пока надо подстраи­ваться под мнение специалистов, к сожалению, ориентирующихся на прошлый опыт, что тоже нель­зя отбросить, мнение немного консервативное, мнение, не осно­ванное на детальном знакомстве с новыми конструктивными и техно­логическими решениями. Хотя, в противовес сказанному, следует отметить, что в отдельных городах уже строятся опытные и пилотные здания в панельном исполнении с применением многопустотных плит перекрытий со сборно-монолитны­ми стыками (гг. Когалым, Набе­режные Челны, Ростов-на-Дону и др.), и накапливается положитель­ный опыт такого строительства. Видимо, требуется небольшое время, чтобы проектирование, экспертирование и строительство таких домов вошло в норму и полу­чило широкое распространение в отечественной практике индустри­ального домостроения.

Будучи озабоченным консерва­тивной точкой зрения на приме­нение многопустотных плит пере­крытий без сварки и в некоторой степени понимая, что за 30 лет произошел развал строительной науки вместе с научно-исследова­тельскими институтами и базами, падение уровня квалификации проектировщиков, доверяющих, в основном, программам расчета зданий на вычислительных ма­шинах и не чувствующих нутром работу зданий и узлов, автор этой статьи вспомнил свой непосред­ственный опыт проектирования в начале 80-х годов тогда еще Горьковского домостроительного комбината (на то время комбината с мощностью 480 тыс. кв. м жилья и 80 тыс. кв. м соцкультбыта в год). В этом проекте ЦНИИЭП жилища предложил для строительства жилья в России широкий шаг по­перечных несущих стен с пролетом 6 м, и для перекрытия такого про­лета использовать многопустотные плиты толщиной 200 мм и шириной 3,6 м с круглыми пустотами диа­метром 140 мм. Тогда возникали вопросы практически сегодняш­него плана — как быть с плат­форменным стыком, не раздавят ли внутренние стены пустоты в опорах, как технологически и на каком оборудовании отформо­вать плиты перекрытий длиной 6 м без обрушения полостей при существовавших на то время ви­брационных устройствах? И вот еще тогда были найдены решения, думаю, во многом снимающие во­просы у современных скептиков новаторских решений. Была пред­ложена, разработана и освоена в производстве многопустотная плита, технология и оборудова­ние, позволившие двумя плитами (всего один стык в комнате!) пере­крывать площади размером более 40 кв. м. При этом в плиты при формовании устанавливались за­кладные детали, а торцы плит были усилены за счет того, что пуансоны выдвигались после формовки в две стороны (в шахматном поряд­ке), и каждый пуансон не доходил до конца плиты перекрытия на 200 мм, создавая усиленную зону для опирания на плиты внутренних стен. Для предварительного напря­жения изделий предусматривалась форма с упорами для укладки на них предварительно электроразо- греваемых арматурных стержней. Так что, кто пока еще боится при­менять сборно-монолитные со­единения для многопустотных плит перекрытий и ратует за сварные соединения — отсылаем к опыту и конструкторским и технологиче­ским решениям ЦНИИЭП жилища 35-летней давности.


Выбираем систему зданий, затем строим ДСК

Вообще, надо отметить, что в 80-е годы отечественная наука в лице ЦНИИЭП жилища как голов­ного института по типовому и экс­периментальному проектированию и строительству крупнопанельных зданий сформировала многие основополагающие положения по развитию этого вида строитель­ства, в числе которых всемирно признанным является принципы гибкой технологии производства сборных железобетонных изделий. Зацентрализованность и отсут­ствие государственного интереса к новым разработкам по КПД (еще бы — государство и так давало жилье бесплатно) не позволили от­ечественной базе индустриального домостроения перехватить вовре­мя инициативу по модернизации существовавшей на середине 80-х годов 70% изношенной домостро­ительной базы более 400 ДСК и 2000 заводов КПД в Российской Федерации. Инициатива эта, к сожалению, перешла на запад — сначала к французам, затем к финнам, а в последнее время — в основном, к немцам (поделом нам, хотя за державу очень обидно!).
И вот здесь снова хочется вновь поставить изначальный вопрос профессионального подхода к вы­бору технологии и оборудования при принятии решения о модерни­зации действующего домострои­тельного предприятия и тем более решения о закупке оборудования для строительства нового. Отсут­ствие государственной координа­ции в принятии таких решений, радостные рапорты госчиновников о запуске и перерезании ленточек новых домостроительных пред­приятий мощностью, как правило, 500 и более кв. м в год — все это не должно «убаюкивать» ни спе­циалистов, ни тем более нуждаю­щееся в комфортабельном жилье население. Уже сегодня поступают предложения о выпуске по новой (!) технологии на новом, только что купленном оборудовании, домов старых (!) серий, проектирование которых было закончено все в те же 80-е годы, например, дома се­рии 121, 90, 83 и подобные им. Не говоря о том, что ни один еще до­мостроительный завод, оборудова­ние которого куплено за рубежом, не вышел на заявленную («куплен­ную») мощность. Это ли не знак, не сигнал остановить непрофессио­нализм? Кстати, это в некоторой степени сигнал и обращение к банкам, кредитующим покупку оборудования для ДСК за грани­цей. Бизнес-планы, подтвержда­ющие эффективность такой за­купки, должны подтверждаться не только цифрами окупаемости, но и, как раньше требовалось, с обя­зательным подтверждением «на­родно-хозяйственного эффекта», имея в виду в нынешних рыночных условиях строительство зданий жилого и общественного назначе­ния, полноценных функционально, архитектурно разнообразных по градостроительным, фасадным и планировочным решениям, с дол­говременными потребительскими свойствами, что свойственно толь­ко зданиям с гибкой планировкой и большими пролетами опирания плит перекрытий. Никто не может гарантировать, что школа через какое-то время не станет детским садом или поликлиникой, в жилом доме не будет на первом этаже жилых помещений или этот дом не превратится в гостиницу — здания из сборного железобетона живут не менее 80-100 лет, и их функциональное предназначение должно быть гибким, меняющимся с учетом будущих технических и социальных усовершенствований и предвидений. Не в первый раз привожу как аналог возможного предвидения Петром Первым застройку Невского проспекта в Санкт-Петербурге — расстояние между домами и ширина проезда и сегодня радует горожан и при­езжих и, что весьма важно, не создает особых пробок. Второй пример: Андрей Туполев в 30-е годы построил ангар для само­летов, в которых свободно раз­мещаются современные лайнеры. Здесь уместна реплика Аркадия Райкина: «Думать надо, шевелить мозгами надо!».

Гигантомания, или Выбор мощности ДСК

Немаловажным вопросом при выборе решения о закупке обо­рудования для модернизации и строительстве нового предпри­ятия является вопрос назначения его мощности. Извечный принцип гигантомании и в этом вопросе нас подводит. Наши ДСК и те, что строим, требуют (старые просто имеют) серьезную инженерную инфраструктуру: тепло-, энерго-, сантехническое обеспечение, сети дорог (вплоть до железнодо­рожных подъездов и даже подчас портовых причалов, как ДСК-1 в Москве), и это все, помимо техно­логических цехов и складов, яв­ляется обязательным для любого домостроительного предприятия.

Давно установлено и известно, что перевозка изделий для стро­ительства зданий на расстояние свыше 200 км экономически неэф­фективна (печальный опыт такого строительства известен, когда московские ДСК строили Набе­режные Челны, восстанавливали город Спитак в Армении после землетрясения, строили дома по БАМу). Чтобы построить один дом, вывозилась двойная номенклату­ра изделий. Знаю, наш опыт нам не урок, но посмотрите на Европу. Там в радиусе 100 км обязательно найдется заводик, который произ­ведет сборные конструкции для любого здания, и не только для здания или полноценного жилого комплекса, но и для всех необ­ходимых застройке инженерных сооружений. Небольшие компакт­ные производства с гибкой тех­нологией и выпуском продукции открытой типизации — ни одного типового дома, всегда индиви­дуальная застройка. Почему, по­купая за рубежом оборудование, наши инвесторы не задаются про­стым, но явно профессиональным именно для них вопросом: «Что я буду делать с этим ДСК мощно­стью 500 тыс. кв. м в год, когда за 2-3 года «завалю» ближайшую к ДСК местность типовыми до­мами?». Ссылка на то, что будут строиться дома так называемого «повторного» применения — это опять-таки расчет на обывателя, ибо дома повторного применения останутся похожими друг на друга по определению, по однотипности конструктивного решения.

Здесь стоит сделать ремарку относительно словосочетания «проект повторного применения», заменившего совсем недавно понятие «типовой проект». Ис­пользование этой терминологии в современном индустриальном домостроении является показа­телем малой осведомленности о возможностях гибкой технологии производства. На сегодня форми­рование панельных конструкций осуществляется не с жестким креплением бортовой оснастки на формах, а на гладких паллетах размером 4x8 (до 12 и более) м. При этом после каждой формов­ки изделий ведется снятие всех бортов и проемообразователей, крепление которых осуществля­ется на магнитах. Это означает, что установка оснастки для фор­мования следующего изделия требует новой разметки. Поэтому на предприятиях с гибкой техноло­гией производства нет жесткого понятия номенклатуры изделий или числа типоразмеров. Под­чиняясь определенному модулю, практически без ограничений, появилась возможность отойти от повторного применения проектов и принимать каждый раз индиви­дуальные объемно-планировоч­ные и архитектурные решения.

Уважаемые инвесторы! Не нуж­ны нам ДСК большой мощности даже рядом с огромными мега­полисами! Это выброс средств на ветер! Во-первых, никогда предприятия мощностью свыше 200 тыс. кв. м в год без госу­дарственной или региональной поддержки, то есть администра­тивного ресурса, не смогут выйти на эти объемы производства, а главное, в однотипной продукции теряется спрос — большие пред­приятия не предназначены для удовлетворения индивидуального спроса, они не гибки ни организа­ционно, ни логистически. Оттого, что типовые серии проектов име­ют даже 20, 30, 40 блок-секций (как в Санкт-Петербурге на ДСК «Блок»), облик этих домов оста­ется узнаваемым даже при самой разной блокировке. Дело не в количестве блок-секций в серии домов, а в архитектурно-стро­ительной системе, на которой запроектирована серия!

Для России предприятия мощ­ностью 50-150 тыс. кв. м (мак­симум 200) в год с учетом 70% загрузки производственных мощ­ностей, что также является хо­рошим показателем и позволяет перестраивать неиспользованные мощности под выпуск новой про­дукции, является, на мой взгляд, оптимальными по мощности и со­ответствуют цифрам европейского опыта. А вот тут даже инвесторы- непрофессионалы могут поставить себе вопрос: «Зачем я для такой мощности заказал кучу роботов, автоматов и прочее-прочее? Это же небольшой завод, и зачем вкла­дывать в него столько средств?». Ну наконец-то читатель-непрофес­сионал тоже начинает что-то по­нимать! Уже это полезно и хорошо. Продукция домостроения, включая строительство жилых и многооб­разных общественных зданий, чрезвычайно индивидуальна. Это далеко не поточное производство автомобилей, мотоциклов, вело­сипедов (можно еще найти подоб­ные аналоги). Поэтому отвечать изменениям строительного рынка могут только небольшие предпри­ятия. ДСК большой мощности не заинтересованы в малых заказах, в постоянной смене продукции и в качестве аргумента против изменения технологии, против перехода на новые архитектурно- строительные системы, говорят: «Мы не можем этого сделать, будут простои производства, на это нужны такие-то средства», и наконец, убийственный для любого государственного управленца ар­гумент: «А что вы будете делать с 3 тысячами рабочих, оставшихся без работы?». Это реальный пример возражений руководителя одного из крупных ДСК Москвы, модер­низация которых кардинально от­стает от процессов, происходящих в стране в отрасли индустриаль­ного домостроения. Так давайте придерживаться принципа — не нужна гигантомания в крупнопа­нельном домостроении, давайте жить по принципу — лучше больше заводов малой мощности, чем больших ДСК с неосвоенной мощ­ностью и постоянными вопросами к властям, куда девать продукцию и что делать с сокращением рабо­чего персонала при непременной тенденции совершенствования производства.
Пока, к сожалению, мы идем по пути гигантомании, с удоволь­ствием перерезаем ленточки при открытии таких ДСК и забываем затем отслеживать действитель­но достигнутую мощность (по принципу «не царское это дело»). Создание небольших домострои­тельных предприятий мощностью до 200 тыс. кв. м в год для выпу­ска панельно-каркасных систем зданий, обеспечивающих строи­тельство полного спектра жилых и общественных зданий, включая соцкультбыт, является для России приоритетным направлением мо­дернизации существующих ДСК и строительства новых. Это позво­лит создать конкурентную среду для воспроизводства полноценной жилой среды, разнообразия гра­достроительных и архитектурных решений жилой застройки, повы­сит индивидуализацию жилья и авторства этих решений. Конкрет­но, даже для Москвы сокращение мощности «миллионников» до 200-400 тыс. кв. м приведет только к положительному эффекту, под­ключатся к строительству пред­приятия ближнего Подмосковья — Жуковский, Домодедовский, Наро-Фоминский, Можайский, Серпуховской и еще целый ряд других модернизированных домо­строительных предприятий.

Для малого и среднего бизнеса, или Импортозамещение

Здесь мы подошли с вами, до­рогой читатель, к новому, весьма важному вопросу: а что это за предприятие мощностью 50-150 тыс. кв. м в год, какова должна быть его технология, какое нужно иметь гибкое оборудование, чтобы строить «все и вся», быть востре­бованным и окупаемым? Кстати, в финансовом плане эти предпри­ятия как раз для развития малого и среднего бизнеса — финансо­вые вложения несопоставимы с ДСК мощностью 500 и более тыс. кв. м. Инфраструктура для таких ДСК нужна также достаточно компактная, не говоря о том, что в том или ином виде для таких мелких и средних ДСК, полагаю, сохранилась инфраструктура двух тысяч заводов КПД, которые дей­ствовали в России до 80-х годов. Конечно, желательно, чтобы были склады цемента и заполнителей, обеспеченность электроэнергией, водой, паром. Главным капиталь­ным вложением являются цеха с пролетами 18-24 м и крано­вым оборудованием под нагрузку 10-12 т.

Минимальный набор оборудо­вания для малых (до 50 тыс. кв. м) и средних (до 100 тыс. кв. м) ДСК должен состоять из БСУ, не более 2 кассетных установок «библио­течного типа» (с опиранием и рас­катыванием по рельсам, уложен­ным на полу цеха), 5-7 поворотных столов с размерами листа 4x8 (12) м и 2-3 «дорожек» для формования длинномерных изделий с предва­рительным натяжением арматуры. Плюс место для форм изделий лестнично-лифтовых узлов, сан- кабин и производства добротных архитектурных изделий. Един­ственное, что на отечественных предприятиях нам не удастся вос­производить на уровне немецких фирм, так это арматурное обору­дование. Комплексы, которые вы­прямляют, обрезают, гнут, свари­вают арматуру на фирме Progress Masichinen&Automation в городке Бриксен на севере Италии и еже­годно совершенствуют арматурное оборудование, недостижимы в воспроизводстве для отечествен­ного производителя — здесь мы должны признать невосполнимое отсутствие в лидерстве, точно так же, как в производстве отече­ственных легковых автомобилей.

Остановимся на технологии и оборудовании для производ­ства длинномерных пустотных настилов — это весьма важный идеологический элемент гиб­кой системы проектирования и строительства зданий с гибкой планировкой. Сначала повто­римся: перекрестно-стеновая система, являющаяся основой крупнопанельного домостроения, исчерпала свои возможности. На смену этой системе пришла панельно-каркасная система с применение каркаса в первых и подземных этажах зданий и кар­каса в зданиях для соцкультбыта.
Перекрестно-стеновая система даже при «широком» шаге (пусть даже до 9 м) имеет главный при­сущий пока современному панель­ному домостроению недостаток. Неизменность шага («узкого» или «широкого») по высоте здания придает зданию однотипность, «вертикальность» расположения окон. Одно- или двухмодульное членение панелей наружных стен при широком шаге не изменяет внешний вид «панельности», и это является для архитекторов самым существенным ограниче­нием при проектировании зданий с перекрестно-стеновой системой опирания перекрытий.

Только при продольном располо­жении несущих стен и поперечном опирании плит перекрытий (на несущий внутренний слой наруж­ной стены и внутреннюю стену коридора) система зданий позво­ляет архитекторам в полной мере воспользоваться преимуществами гибкой технологии производства и исключить «панельное» восприя­тие крупнопанельных зданий.

Работа узлов сопряжения в зданиях КПД с опиранием плит перекрытий на внутренние стены и в зданиях ПКД (панельно-кар­касное домостроение) с многопу­стотными плитами, опирающихся на несущие стены, расположен­ные (в зависимости от проекта) в продольном или поперечном направлении — это абсолютно разные конструктивные схемы работы и расчета зданий, и они должны быть основой на ранней стадии принятия решения о соз­дании или модернизации того или иного домостроительного пред­приятия. Крупнопанельный дом без каркаса даже с применением длинномерных многопустотных плит — это не гибкая архитек­турно-строительная система, ибо можно строить только жилье с ограниченными планировочными решениями. Панельно-каркасный дом с продольным расположени­ем несущих стен, с каркасом на первом этаже и многопустоткой для перекрытий — это абсолютно гибкая система для строительства жилья и соцкультбыта, система без каких-либо ограничений. Соб­ственно, из каркасной системы в панельно-каркасную систему вво­дятся всего два элемента: колонна и балка (ригель), производство которых много проще, чем изго­товление, например, трехслойных панелей наружных стен. При этом каркасное здание (школы, дет­ские сады, офисы) комплектуется панельными конструкциями на­ружных стен, или внешний контур закрывается сборными элемента­ми, в том числе вентилируемыми фасадами.

Итак, о конструктивном реше­нии многопустотки. Есть выбор из двух решений — либо это плита, изготовленная по безопалубоч- ной технологии на длинномерном стенде с отсутствием закладных деталей и применением сборно­монолитных соединений, либо это многопустотная плита с необ­ходимыми закладными деталями, изготавливаемая на форме с выдвижными пуансонами (в одну или две стороны) со сваркой из­делий на стройке. Первое — про­грессивное современное решение, требующее квалифицированного подхода к проектированию и к до­казательству и защите решений в экспертизе. Второе — абсолютно надежное решение «на дурака», хотя были случаи падения зданий от нарушения последовательности сварки элементов (обрушение здания на Мичуринском проспекте в Москве в 90-е годы).

С точки зрения малых и средних ДСК (до 100 тыс. кв. м) наладить производство многопустотных плит на стендах много проще, и это не требует закупки оборудо­вания за рубежом. Несложный расчет показывает, что наличие 20 преднапряженных форм размером 1,5x9 м позволяет с циклом фор­мования 12 мин. при односменной работе создать годовую мощность по перекрытиям в 100 тыс. кв. м. Если эти изделия шириной 1,2 м делать по две на форме шириной до 3 м, то форм потребуется вдвое меньше, а цикл формовки двух из­делий увеличится до 24 мин. Есть еще одно неоспоримое преимуще­ство формования многопустоток с преднапряжением в формах. Эти изделия, в отличие от изготовлен­ных на длинных стендах безопа- лубочным способом, особенно по экструзионной технологии, могут при специальном армировании воспринимать консольные нагруз­ки, возникающие с использова­нием этих плит при организации балконов, лоджий, эркеров. Хотя патент ЦНИИЭП жилища на плиту с многопустотными усилителями позволяет выпускать многопу­стотки на длинномерных стендах с машинами, оборудованными слипформерами, для использова­ния их при работе на консольные нагрузки. Тем не менее, для малых и средних ДСК предпочтительна агрегатно-поточная схема органи­зация производства многопустоток с преднапряженным видом арми­рования или без него, позволяю­щая принять сварную или сборно­монолитную систему соединений узлов в зданиях.

Переход на строительство зда­ний по универсальной системе панельно-каркасного домостро­ения со сварными соединениями изделий, естественно, требует разработки узлов соединения с каркасными изделиями, которые, напротив, наиболее приспособле­ны к сборно-монолитным соедине­ниям. Но принципиальные реше­ния этих сварных узлов находятся в области тривиальных расчетов и проектных разработок и заложены в разработанную ЦНИИЭП жили­ща систему панельно-каркасного домостроения СПКД.

И последнее, не менее важное соображение в пользу ДСК ма­лой и средней мощности, — это минимизация закупки импортного оборудования, подключение от­ечественных производителей оборудовании (а их уже немало на российском рынке!), снятие многих вопросов о росте курса доллара, об ограничении иностранных ин­вестиций, санкциях и всем прочем, что невольно свалилось на отече­ственных инвесторов и российские банки при закупке оборудования за рубежом для модернизации от­ечественных домостроительных предприятий.

Актуальный ответ на вызов времени!

Станислав НИКОЛАЕВ,

генеральный директор

ОАО ЦНИИЭП жилища, д. т. н., заслуженный строитель РФ.


    Была ли полезна информация?
  • 3239
Автор: @Николай Болховитин
Яндекс.Директ