Строительные статьи

25.10.2008 16:10:38

Профессор В. М. Келдыш — крупный инженер-строитель и ученый XX века

В 2008 году исполняется 130 летсо дня рождения генерал-майора инженерно-технической службы, действительногочлена Академии архитектуры, заслуженного деятеля науки и техники, докторатехнических наук, профессора Всеволода Михайловича Келдыша.

Рис. 1. В. М. Келдыш (1878–1965)

В. М. Келдыш стал одним изкрупнейших инженеров-строителей и ученых в сложнейший период истории нашегогосударства. 20–30-е годы XXвека — годы становления промышленности и экономики страны, 40–50-е — Великая Отечественнаявойна и восстановление разрушенной страны, 60-е годы — период дальнейшего развития.

В. М. Келдыш родился в 1878 годув городе Владикавказе. Отец — военный врач. Семья вечно переезжает с места наместо, и только в Харькове она остается на более-менее долгое время. Родителиотдают маленького Севу для обучения в классическую гимназию. В 1896 годуВсеволод заканчивает гимназию и поступает в Рижский политехнический институт,на инженерно-строительное отделение.

Рис. 2. Рижский политехническийинститут

В 1902 году Всеволод Михайловичс отличием заканчивает институт и поступает на службу в управление Витебскойжелезной дороги. Там он занимается расчетами сложных конструкций,преимущественно мостов. В этот период, Келдыш сближается с ведущим техническиминститутом того времени — Петербургским институтом инженеров путей сообщения. Взнаменитой Механической лаборатории института, под руководством профессора Н. А.Белелюбского принимает участие в проектировании больших мостов. В лаборатории Келдышзнакомится с разработкой и практическим внедрением нового строительногоматериала — железобетона. В своем «Жизнеописании» Всеволод Михайлович пишет: «В1903–1905 гг. перешел на службу в Технический отдел Управления Северной части Ташкентскойжелезной дороги, где занимался разработкой проектов металлических мостов. Тамже спроектировал железобетонные резервуары емкостью 2,0 тыс. м3 длябезводной части дороги, что было началом моей работы в области железобетона,чем я занимался потом всю жизнь вплоть до настоящего времени». С 1905 по 1908год в Петербурге он, под руководством профессора Н. А. Белелюбского,проектировал большой железобетонный мост через рукав Волги, на Астраханской железнойдороге. Далее он самостоятельно работал над большой консольной фермой длиной 225 м, в постройке которойпринимал участие. В это же время Всеволод Михайлович проектирует ряджелезобетонных конструкций некоторых промышленных объектов, например, бумажной,картонно-целлюлозной фабрик и др.

Начало ХХ века в строительствебыло эпохой всё развивающегося изучения и производства портландцемента, бетонаи железобетона.

В России производствопортландцемента составляло: 1885 г. — 100 тыс. т, 1895 г. — 630 тыс. т, 1900 г. — 672 тыс. т, 1907 г. — 715 тыс. т. В 1898–1900гг. Россия занимала третье место в Европе по производству портландцемента, а кначалу Первой мировой войны начала перемещаться на второе место.

В период работы В. М. Келдыша вПетербурге, проходили VIII–XIЦементныесъезды России, куда съезжались крупнейшие ученые, заводчики и техники цементнойпромышленности. На съездах рассматривались актуальные вопросы цементнойпромышленности, науки о цементе, а также состояние этих вопросов за рубежом. Вэти годы систематически выходит технический журнал «Цемент, его производство иприменение», где эти вопросы также освещались специалистами цементного дела.

В Механической лабораторииПетербургского института инженеров путей сообщения проводились многочисленныеиспытания различных строительных материалов, в том числе бетона и железобетона.Примерно 5–6 тыс. образцов в год. Отчеты по этим испытаниям служили не толькопопуляризации лаборатории, но, и это, пожалуй, главное, обобщали результатыпроведенных испытаний и исследований. В 1878 году лаборатория стала называтьсяопытной станцией Министерства путей сообщения.

В конце XIX— начале XX в. в России сформироваласьмощная петербургская школа цементо- и бетоноведов. Во главе этой школы стоялипрофессора А. Р. Шуляченко и Н. А. Белелюбский. В нее входили: И. Г. Малюга,заслуженный профессор и руководитель химической лаборатории Военно-инженерной академии;Н. Н. Лямин, профессор институтаинженеров путей сообщения; А. А. Байков, профессор Политехнического института,заведующий химической лаборатории ИИПС; С. И. Дружинин, профессорПолитехнического института; В. И. Чарномский, профессор ИИПС; Н. К. Лахтин,профессор МВТУ и многие другие.

В это время строится многожелезобетонных сооружений — мосты, резервуары, промышленные здания и др. В 1904году Н. К. Пятницким и А. Н. Барышниковым в Николаевске был построенжелезобетонный маяк высотой 40,2 м. Необходимо отметить, что в это время, да и позднее, воснове расчетов железобетонных изделий и конструкций лежали работы и формулыученого М. Кенена.

В 1904 году молодой ученый А. Ф.Лолейт решил пересмотреть теорию расчета железобетона. Он предложилрассчитывать изгибаемые жеезобетонные элементы по стадии разрушения. Его необычныепредложения станут темой многолетних дискуссий между А. Ф. Лолейтом и В. М.Келдышем.

Но это в будущем, а в 1908 годуВсеволод Михайлович, вооруженный теорией и практикой в науке о железобетоне,получает приглашение на работу от одной из ведущих строительных фирм «А.С.Вайсс и Фрейтаг» и переезжает в Ригу. В 1880–1884 гг. строительные фирмыГермании и Австралии Вайсса, Шустара, Фрейтага и Гейдшука, Мартенштейна иИосифа приобрели патенты Монье на строительство из железобетона. Все эти фирмык 1885 году слились в акционерное общество «Вайсс и Фрейтаг». Правлениеобщества, не жалея средств, организовало серьезное изучение железобетона,поручив научную и техническую сторону деятельности крупным инженерам и ученымтого времени — И. Баушингеру, А. Клейнлогелю, М. Кенену, Э. Мершу. В 1886 году фирмаВайсса провела в Берлине испытания армированных и неармированных сводов и плит.В лаборатории Мюнхенского политехникума начал опыты по изучению бетона ижелезобетона и сил сцепления между цементным раствором и арматурой один изосновоположников науки испытания материалов И. Баушингер.

В. М. Келдыш становитсятехническим директором Рижского отделения фирмы Вайсса и работает там до 1915года. Всеволод Михайлович запроектировал и построил много железобетонныхпутепроводов, гражданских и промышленных сооружений. Одновременно он начинаетработать в Рижском политехническом институте, где в 1909 году был избранадъюнкт-профессором по инженерному искусству. Он читает курсы «Статикасооружения», «Железобетонные сооружения», «Железобетонные мосты», «Техническаямеханика».

В 1913 году Всеволод Михайловичкомандируют за границу, где он посещает многие строительные объекты, построенныес применением железобетона, — вокзал в Дрездене, выставочный павильон в Бреслау(ныне Вроцлав, Польша) и др. Келдыш изучал немецкий язык, будучи еще студентомРПИ, слушал на нем лекции, теперь он совершенствует свои познания. ВсеволодМихайлович знакомится с постановкой проектного дела и экспериментальной базой вГермании.

В 1914 году в связи с началомвойны Рижский политехнический институт эвакуируется в Москву. ВсеволодМихайлович продолжает читать лекции студентам и вести проектную работу. Он разрабатываетпроекты по ряду сооружений Казанского вокзала в Москве, большого арочноговиадука на железной дороге Казань — Свердловск, а затем — около 20 типовыхпроектов шоссейных железобетонных мостов для Наркомата путей сообщения.

В 1918 году Рижскийполитехнический институт был реэвакуирован в Ригу. Частьпрофессорско-преподавательского состава осталась в Москве. По предложению М. В.Фрунзе, они приняли участие в организации политехнического института в городеИваново-Вознесенске (ИВПИ).

История создания этого институтавесьма интересна.

13 мая 1918 года преподаватели истуденты РПИ получают от Ивановского губернского исполнительного комитета и рядаобщественных организаций города приглашение переехать и работать в созданном вИваново-Вознесенске институте.

Создаются инициативные группы,куда вошли преподаватели из РПИ, а также Московского общества политехников из Риги.Цель этих групп — создание ИВПИ. В одну из групп входят профессора М. Н.Берлов, К. К. Блахер, П. Г. Борисов, В. М. Келдыш, Д. А. Ласточкин, С. Г.Шиманский и др., во вторую — профессора П. П. Будников, С. Г. Гуревич, Ф. Ф.Федоров и др. Одновременно создается организационный комитет по созданию ИВПИ,в который входят: М. В. Фрунзе, С. К. Клитохин, М. З. Мануильский, М. А. Чернови др. Этот комитет сыграл огромную роль в организации института, и особенно,как орган связи инициативных групп с местными административными организациями.

6 августа 1918 года был подписандекрет Совнаркома об учреждении ИВПИ. Совместная работа всех групп быланастолько успешной, что уже 22 октября 1918 года студентам читаются первыелекции, начинаются семинарские занятия и лабораторные работы.

Рис. 3

Трудный вопрос — размещениелекторских помещений, факультетов, кафедр, лабораторий, но с помощью местныхвластей решается и он.

Рижский политехнический институтоказал большую поддержку новому учебному заведению: было передано большоеколичество лабораторного оборудования (приборы, реактивы и т. д.), а такжебольш?я часть технической библиотеки.

При открытии ИВПИ состоял изшести факультетов: химический, инженерно-механический, инженерно-строительный,прядильно-ткацкий, сельскохозяйственный и социально-экономический.

Как пишет исследователь историиИВПИ М. А. Шевцова, уровень преподавания на всех факультетах ИВПИ был высокий.Этому способствовали следующие факторы:

— Энергичная работа небольшого,но дружного коллектива ИВПИ, который горячо воспринял идею создания в Иваново-Вознесенскевысшего технического учебного заведения.

— Широкое привлечение дляпреподавания в ИВПИ выдающихся ученых Москвы. В Институте стали преподаватьтакие ученые, как профессора Н. Д. Зелинский, И. Н. Каблуков, С. А.Котляровский, М. К. Поливанов, Е. С. Меншиков, П. Д. Танеев и др. Для лучшей связис Москвой, для проезда преподавательского персонала из Москвы и обратно былпредоставлен отдельный вагон, делавший по одному рейсу каждую неделю в обаконца.

— В начальный период становленияинститута ему были выделены значительные материальные ресурсы со стороны Москвыи отдельных предприятий.

— Получение определеннойматериальной базы со стороны РПИ.

— Дляпрофессорско-преподавательского состава были созданы хорошие бытовые условия.Городской исполнительный комитет обеспечил преподавателей квартирами сотоплением и электрическим освещением в так называемом Небурчиловском поселке.По сравнению с холодными и голодными Москвой и Петроградом 1918–1920 гг. этобыл островок тепла и света. Немаловажно и то, что в ИВПИ практиковаласьприбавка к жалованию из местных источников.

— И, наконец, может быть, самоеглавное: молодежь была охвачена большим энтузиазмом в освоении знаний.

Рис. 4. Ученый совет ИВПИ

Инженерно-строительный факультетбыл расположен в бывшем реальном училище. Первым деканом факультета стал В. М.Келдыш. Хорошее знание организации учебно-воспитательного процесса в Риге и вГермании помогло ему в управлении факультетом. Келдышем были разработаны планыпреподавания строительных дисциплин. Инженерно-строительный факультет ставилсвоей задачей подготовку инженеров-строителей широкого профиля и, конечно,глубокое изучение и практическое применение нового строительного материала — железобетона.Первые 2 года обучения были посвящались изучению теоретических дисциплин иобщих основ строительной техники. С 3-го курса студенты распределялись поспециальностям: дорожно-конструкторский факультет, архитектурный исанитарно-технический.

Для студентов старших курсов институтрасполагал помещениями площадью 450 м2 — пять кабинетов: геодезический,архитектурный, гидротехнический, дорожно-конструкторский и рисовальный. В 1918–1919гг. в ИВПИ обучалось 184 человек, а в 1923–1924 гг. число студентов составилооколо 348. Первый выпуск инженеров-строителей состоялся в 1923 году.

С января 1923 года ВсеволодМихайлович также является профессором Московского института гражданскихинженеров (МИГИ). Целый год ему приходится работать и в Иваново-Вознесенске, ив Москве. В 1924 году его назначают руководителем кафедры «Инженерныеконструкции», и он окончательно переезжает в Москву.

Этот был чрезвычайно сложный длясоветского государства период. Мировая война, а затем гражданская война привелинародное хозяйство в состояние разрухи. В 1920 году сельское хозяйство давало на35% меньше продукции, чем в 1913 году, а крупная промышленность — на 90% меньше.Более 70 тыс. км железных дорог и около половины железнодорожного подвижного составабыло выведено из строя.

Особенно тяжелые потери понеслацементная промышленность. В 1920 году выпуск цемента составил 36 тыс. т, аотсюда и резкое сокращение бетонных и железобетонных работ.

В 1924–1926 гг. — ввосстановительный период — производству бетона и железобетона придавалосьособое значение, тем более что нужда в металле была еще более острой.Государство принимало все меры, чтобы увеличить объемы строительства.

Зарубежные и отечественные нормативныедокументы в то время были основаны на методе расчета элементов железобетонныхконструкций по классической теории М. Кенена. Недостатки этой теории, влекущиеза собой тяжеловесность конструкций, нуждались в устранении, особенно в плане экономичности.При больших масштабах строительства это было жизненно необходимо.

История создания новых ТУиНрасчета на базе новой теории железобетона подчас принимала драматические формы.В. М. Келдыш, воспитанник РПИ, бывал в Германии у крупнейших специалистов железобетона,работал в Петербурге у Н. А. Белелюбского, сам выполнил множество расчетныхработ строительных конструкций и был приверженцем классической теории М.Кенена.

Предложения А. Ф. Лолейта,основанные на гипотезе Консидера («Бетон, вооруженный железной арматурой, прирастяжении как бы насыщается свойствами железа и приобретает от него частьупругих свойств»), как правило, встречались в штыки. Но время шло. Объемыстроительных работ резко увеличивались. Первенец гидроэнергетическогостроительства — Волховская ГЭС, пущенная в 1926 году — поглотил 233 тыс. м3бетона и железобетона, ДнепроГЭС (1932) — 1180 тыс. м3.

Возникает вопрос: был лиВсеволод Михайлович знаком в то время с теорией расчета железобетона,выдвинутый А. Ф. Лолейтом? Ответ может быть только один. Да, был, но слишкоммного фактов не укладывалось в эту теорию.

Однако в условиях строительногобума была особая нужда в создании экономичной, построенной на научных данныхтеории расчета железобетона была особенно востребованной.

В 1928 году комиссия построительству при СТО поручила А. Ф. Лолейту составить проект новых ТУиН наоснове — весьма противоречивых — предложений и замечаний различных ведомств иучреждений. Лолейт составил проект ТУиН так, как он считал нужным это сделать,«на основании своей 38-летней практики». В апреле 1930 года, этот проект былвынесен на обсуждение IВсесоюзной конференции по бетону и железобетону в Москве. Центральным пунктомпрений, развернувшихся на конференции вокруг проекта ТУиН, была гипотезаКонсидера, на которую Лолейт опирался еще в своих ранних работах. Принятие этойгипотезы в корне меняло построение формул для расчета прочности изгибаемыхэлементов. Оппонентами по докладу Лолейта выступили В. М. Келдыш и В. П.Некрасов. Оба они указывали на слабую экспериментальную проверку предложенийЛолейта и на неточности в его рассуждениях. В результате обсуждения предложенияЛолейта были отвергнуты.

В 1931 году крупный теоретикжелезобетона Э. Эмпергер в немецком журнале «Бетон и железо» опубликовал статью«Коэффициент n=15 идопускаемые напряжения при изгибе». Редакция журнала попросила специалистов высказатьсяпо затронутым в статье вопросам. Четырнадцать крупных теоретиков и практиковжелезобетона опубликовали в журнале в 1932 году свои мнения. Из всехвыступивших только швейцарец Майяр и датчанин Остенфельд согласились спредложением Эмпергера о необходимости исследовать явления, возникающие вмомент непосредственно предшествующий разрушению сооружения.

Всеволод Михайлович, в то времяуже видный теоретик и практик железобетона, в своем ответе на статью писал:«Самые крупные теоретики железобетона, как Мерш, Пробст и др., совсемуклонились от высказываний по этому вопросу». Причину отрицательного отношенияодних специалистов и молчания других Всеволод Михайлович видел в том, что «внастоящее время нет достаточных материалов, которые позволили бы сколько-нибудьудовлетворительно разрешить поставленную задачу».

В 1932 году на II Всесоюзной конференции по бетону ижелезобетону в Ленинграде снова выступил А. Ф. Лолейт со своей теорией расчетажелезобетонных конструкций по стадии разрушения. В обсуждении доклада принялиучастие В. М. Келдыш, Я. В. Столяров, Б. Г. Скрамтаев, В. П. Некрасов и др.Выступавшие вновь подвергли доклад острой критике. Было решено провести опытнуюпроверку предложений А. Ф. Лолейта в ЦНИПС. Результаты опытных и теоретическихисследований были доложены А. А. Гвоздевым в 1934 году на III Всесоюзной конференции по бетону,железобетону и каменным конструкциям в Харькове. К сожалению, к этому времениА. Ф. Лолейт ушел в мир иной. Его идеи получили развитие в работах профессораА. А. Гвоздева. На конференции Гвоздев заявил: «Опыты, проведенные в Институтесооружений в 1932–1933 гг., а также данные иностранных опытов, обработанные вЦНИПС, показали, что формулы профессора А. Ф. Лолейта для определениякритического момента могут быть смело рекомендованы для практическогоприменения и для внесения в нормы».

Революция харьковскойконференции 1934 года утвердила первенство отечественной науки в развитиитеории железобетона.

Постепенно Всеволод Михайловичвоспринял новую теорию и не только воспринял, но и стал ее развивать. В своихисторических исследованиях А. Э. Лопатто пишет: «Дальнейшая разработка теорииА. Ф. Лолейта и испытания, проведенные сперва в Институте сооружений, позже вЦНИПС и в других организациях, как, например, Военно-инженерная академия (начальниккафедры железобетона — профессор В. М. Келдыш), заключалась, прежде всего, вэкспериментальной проверке предпосылок этой теории и в установлении границ ееприменимости». В книге «Введение в теорию расчета конструкций по предельномусостоянию, изданной под редакцией В. М. Келдыша в 1948 году, написано: «Еще вначале нашего века были установлены размеры безбалочных железобетонныхперекрытий чисто экспериментальным путем. В 20-х годах немецкие специалистыдали расчет этих перекрытий, основанный на теории упругости. Этот расчет привелк почти полуторному утяжелению перекрытий». В дальнейшем Всеволод Михайлович,после больших экспериментальных и исследовательских работ, активно развивалотдельные положения теории Лолейта и был ее принципиальным сторонником.

Не менее горячие дискуссиипротекали по вопросам развития сборного железобетона. Кульминацией спора явилсятак называемый «Суд над сборным железобетоном», в котором участвовали всеведущие ученые-бетоноведы того времени, а также руководители строек и строительныхНИИ. В этих дискуссиях принимали активное участие и профессор В. М. Келдыш.

На основе лекций Келдыша, вкоторых излагался новый метод расчета, кафедра железобетонных конструкцийВоенно-инженерной академии (ВИА) в 1938 году выпустила учебное пособие, переизданноев 1940 году. В это же время он принимает самое деятельное участие в разработке основанныхна новом методе расчета ТУиН проектирования и возведения железобетонныхконструкций. В 1929 году строительный факультет МВТУ был выделен в Высшееинженерно-строительное училище (ВИСУ). В 1932 году после слияния ВИСУ с ЛВТА иорганизации Военно-инженерной академии (ВИА) Всеволод Михайлович был определенна военную службу и назначен на должность начальника кафедры железобетонныхсооружений. К моменту мобилизации на военную службу Всеволоду Михайловичу было54 года. Несмотря на солидный возраст, он отслужил полный срок военной службы. Напротяжении более чем 20 лет Всеволод Михайлович не пользовался очереднымотпуском. О напряженной работе Келдыша свидетельствует и то, что наряду спедагогической деятельностью, он осуществлял проектирование, принимал участие встроительстве крупнейших объектов — например, Волжская целлюлозно-бумажнаяфабрика. Известный советский инженер-строитель, бывший министр строительства СССРС. З. Гинзбург в своей книге «О прошлом для будущего» пишет: «В 1925 годуВсеволод Михайлович, одновременно с педагогической деятельностью, работалначальником технического отдела Управления по строительству Балахинскогокомбината, проектирование которого велось в Москве. Сметы на это строительствобыли тщательно разработаны Всеволодом Михайловичем на основе квалифицированносоставленного проекта, и являлись важнейшим документом для строителей. На стройкеимя Всеволода Михайловича являлось гарантией безупречно выполненных иминженерных расчетов и другой проектной документации. <...> С 1932 годаВсеволод Михайлович Келдыш — профессор Военно-инженерной Академии в Москве. Вовремя работы в ВСНХ, Наркомтяжпроме и Наркомстрое мне часто приходилось опиратьсяна помощь Всеволода Михайловича в разработке нормативных документов, всерьезных экспертизах ряда ответственных сооружений. Он участвовал впроектировании, экспертизе и расчетах многих крупнейших строек СССР». ВсеволодМихайлович продолжает оказывать большую помощь строителям в Москве. С 1932 годаон был консультантом Метростроя, членом правительственных комиссий порассмотрению технических проектов Метрополитена и членом комиссий по приемкеочередей этих строек, проводил работу по экспертизе новых мостов через Москву-реку,р. Яузу, Водоотводный канал, Крестовского путевода, контролировал строительствочасти этих сооружений и председательствовал в комиссиях по их приемке, былпредседателем по приемке всех построенных в Москве набережных (свыше 43 км), членом правительственнойкомиссии по приемке канала Москва — Волга, принимал активное участие вразрешении различных вопросов реконструкции Москвы, состоял членом комиссиисодействия реконструкции Москвы при АН СССР, председателем бюро техническойпомощи строительству при Центральном научно-исследовательском институтепромышленных сооружений (ЦНИПС), был членом оргбюро ВНИТО строителей, а затеммногие годы возглавлял секцию бетона и железобетона, являлся постоянным членом президиумаНТО строителей, а когда было создано Московское правления общества, был егопостоянным председателем, в течение многих лет был членом советанаучно-технической экспертизы при Госплане СССР, членом технических советовМоссовета, Наркомтяжпрома, Наркомлегпрома, Наркомстроя, членомархитектурно-строительной комиссии при ВАК.

В 1940 году ВИА былаперебазирована в г. Фрунзе. Здесь, кроме педагогической работы, ВсеволодМихайлович вел большую практическую и общественную работу, консультируястроительство оборонных заводов и гидростанций, руководя комиссией содействиястроительству и индустриализации Киргизии, а также действуя в качестве членанаучно-технического совета комитета наук при СНК Киргизской ССР.

28 апреля 1943 года В. М.Келдышу было присвоено звание генерал-майора.

В том же году Келдыш возвращаетсяв Москву, где он снова принимает должность начальника кафедры железобетонныхконструкций. Всеволод Михайлович также возобновил работу в ЦНИПС в должностинаучного руководителя бюро технической помощи по строительству, а затем — заместителядиректора по научной работе.

В 1947 году в нашей стране былаорганизована Академия архитектуры СССР. Келдыш был избран действительным членоми вице-президентом академии. В 1956 году академия была преобразована в Академиюстроительства и архитектуры СССР (АСиА). Келдыш был избран ее действительнымчленом. Большая эрудиция Всеволода Михайловича в области проектирования ивозведения инженерных конструкций и сооружений была еще многократноиспользована им при решении сложных инженерных вопросов.

В 1948 и 1951 гг. выходят работы подредакцией и при участии В. М. Келдыша: «Введение в теорию расчета конструкцийпо предельному состоянию», «Материалы к теории расчета конструкций попредельному состоянию», «Расчет строительных конструкций по предельным состояниям».В этих работах излагается сущность нового метода расчета строительныхконструкций. Келдыш возглавил комиссию по унификации методов расчетаконструкций, под руководством которой подготавливались новые, основанные напрогрессивном методе предельных состояний, ТУиН проектирования всехстроительных конструкций (железобетонных, металлических, деревянных, каменных).

Много сил и внимания ВсеволодМихайлович уделял преподаванию и воспитанию молодых специалистов. Главнуюзадачу учебной работы он видел в том, чтобы слушатель хорошо представлял себе работуконструкций под нагрузкой, понимал физический смысл расчетных формул, свободноумел рассчитывать и конструировать железобетонные элементы. Бывший министрстроительства СССР С. З. Гинзбург вспоминает: «В годы моей учебы в МВТУ тампреподавали крупные и талантливые ученые, которые сформировали будущихспециалистов, инженеров. Но мне хотелось бы отметить трех своих учителей — А. Ф.Лолейта, Н. С. Стрелецкого и В. М. Келдыша, которым я особенно обязан какполученными знаниями, навыками в работе, так и любовью к строительному делу».

Профессор Г. И. Попов, вспоминаяКелдыша, говорил: «Мне посчастливилось работать под руководством ВсеволодаМихайловича в течение 20 лет. С 1946 года я был последним адъюнктом ВсеволодаМихайловича. Ни разница в возрасте, ни несоизмеримость в инженерном опыте немешали нашему плодотворному общению. Всеволод Михайлович давал большую свободудля научного поиска, подсказывая направление научной работы, но не навязываяметодов решения вопросов и оказывая практическую помощь именно тогда, когда я вней нуждался. Меня очень развивали многочисленные рассказы ВсеволодаМихайловича о конкретных инженерных проблемах, которые ему приходилось решатьна разных этапах своей инженерной деятельности. Высокая образованность ивысокая гуманность Всеволода Михайловича создавали определенный климат и вовзаимоотношениях преподавателей на кафедре. Заседания кафедры проходилинеформально и имели характер делового равноправного обсуждения назревшихвопросов. Всеволод Михайлович не любил неопределенных высказываний, красивых,но малосодержательных выступлений, принимал решения, проявлял благородство ичеловеческую мудрость. Ведя большую работу в АСиА, ЦНИПС, Госплане, ВсеволодМихайлович "по горячим следам" знакомил нас с обсуждавшимися тампроблемами».

В 1957 году ВсеволодомМихайловичем был издан учебник «Каменные и армокаменные конструкции, в которомизложение расчета дано по методу предельных состояний. Уже в возрасте 80 летВсеволод Михайлович продолжает активно работать. После выхода новых норм попроектированию железобетонных конструкций Всеволод Михайлович написал и издалбольшое число лекций по различным разделам курса железобетона. На основе этихлекций Келдыш и другие члены кафедры написали и издали в 1959–1962 гг. учебник«Железобетонные конструкции», отредактированный Всеволодом Михайловичем.

Большой интерес представляетметод работы В. М. Келдыша. Свои лекции перед изданием он давал на просмотрчленам кафедры. Такой же демократический подход применялся и при работе надучебником. Просматривая какую-либо главу, Всеволод Михайлович записывал замечания.Эти замечания детально обсуждались с авторами главы, в результате чегоприходили к каким-то решениям. Глава дорабатывалась и, если возникали новыезамечания, обсуждение возобновлялось. Рождался тщательно отредактированныйучебник, в содержании и форме которого отразилась «школа Келдыша».

Авторитет Всеволода Михайловичабыл чрезвычайно высок не только среди специалистов-железобетонщиков, но и средиинженеров-строителей всей страны. Летом 1948 года в Москву съехался цветсоветских строителей — министры, ученые, проектировщики, руководителистроительств, заслуженные практики — для того чтобы поздравить в Дома ученыхВсеволода Михайловича с 70-летием.

В мир иной Всеволод МихайловичКелдыш ушел на 88-м году жизни. 19 ноября 1965 он, сказав родным, что плохосебя чувствует, но надо еще поработать, ушел в свой кабинет, где умер с пером икнигой в руках.

Генерал-майор техническойслужбы, академик АСиА, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктортехнических наук, профессор Всеволод Михайлович Келдыш прожил большую жизнь иоставил после себя светлую память.

Он не относился к разряду ученых,самостоятельно разрабатывающих новые вопросы, однако своими знаниями и опытомон помогал научным сотрудникам в выдвижении и разработке всего нового встроительной технике и в строительстве. Память о профессоре В. М. Келдышесохранится в его идеях, в научных работах, в крупнейших строительных объектахстраны. Его ученики, ученики учеников, а также все строители будут всегдагорячо вспоминать и помнить Всеволода Михайловича Келдыша.

Литература:

1. Значко-Яворский И. Л.Производство цемента в России с начала XX века и до 1917 г. // Труды по истории техники. — М.: Изд-во АН СССР,1954. — Вып. VIII.

2. Келдыш В. М. Жизнеописание. —М.: Отдел кадров ЦИПС, 1943.

3. Лопатто А. Э. А. Ф. Лолейт. Кистории отечественного железобетона. — М.: Стройиздат, 1969.

4. Шевцова М. А. Подборкаматериалов из Ивановской обл. библиотеке по созданию ИВПИ. — Иваново, 1988.

    Была ли полезна информация?
  • 3283
Автор: @Сергей Эстрин
Яндекс.Директ